Кризис старшего возраста


Украинская пенсионная реформа мало согласуется с представлениями об обеспеченной старости. Пассивность в реформировании системы проявляет не только государство, но и сами граждане. И тем, и другим не хватает воли и доверия друг к другу

В последнем докладе американского статистического ведомства с символическим названием «Стареющий мир» основной прогноз выглядит удручающе: через 10 лет число людей старше 65 лет впервые превысит количество детей до пяти лет и дальше будет только хуже. 65 лет взяты за ориентир не случайно: это возраст выхода на пенсию в Соединенных Штатах, он же — средний пенсионный возраст для развитых стран мира. И практически все из них строят планы дальнейшего повышения этой планки. С прошлого года к этому «клубу» присоединилась и Украина, которая вынуждена была неспешно начать увеличение возрастных границ выхода на пенсию и после долгих и жарких дебатов «перезагрузить» пенсионную реформу, начатую еще в начале 2000-х.

Все бы ничего, если бы не несколько важных «но»: в Пенсионном фонде снова обозначилась катастрофическая ситуация. Дефицит Пенсионного фонда в текущем году снова составит двузначное число. Формула складывается жесткая: дефицит денег, помноженный на поступательный рост самого «пенсионного сословия», равняется неспособности государства отвечать по своему наиболее важному «долговому обязательству». И в правительстве снова заговорили о вероятном переносе сроков введения так называемого второго уровня пенсионного обеспечения — накопительной системы пенсионного страхования (НСПС). На прошлой неделе вице премьер-министр социальной политики Украины Сергей Тигипко допустил, что это станет возможным только с января 2014 года, тогда как ранее назывался 2013-й. «Если увеличится дефицит бюджета Пенсионного фонда, мы не сможем выйти на те показатели, которые предусматривались, и нам придется отложить введение второго уровня пенсионного обеспечения. Оптимальный вариант — 2014 год», — заявил он. Вице-премьер подчеркнул, что «в настоящее время идет просчет бюджета Пенсионного фонда, и уже в июне 2012 года мы увидим возможные изменения в нем». В результате даже те, кому сейчас 33 года, не могут и думать об участии во втором уровне пенсионной реформы, а это почти 70% работоспособного населения страны, так как согласно прошлогодним законодательным изменениям, под действие реформы подпадают только те, кому на момент введения второго уровня будет не более 35 лет.

Главная проблема сегодняшней пенсионной системы в Украине в том, что она продолжает сидеть на двух стульях, так и не завершив переход от старой солидарной системы к современной накопительной. Парадокс: чисто внешне она похожа на американскую, считающуюся одной из самых успешных в мире. Но быть похожим еще не значит быть таким же. Тем более что отличия между ними хотя и в деталях, но весьма существенные.

В США, например, современная страховая пенсионная система существует уже 77 лет. Но финансируется она федеральным бюджетом и бюджетами штатов, а не отдельными государственными организациями. При этом каждый американец отчисляет в пенсионную систему 6,2% своего годового дохода. Еще столько же за него платит работодатель. Эта сумма впоследствии идет на выплату так называемой гарантированной пенсии, которая не такая уж и большая — чуть меньше $1 тыс. в месяц.
А вот та часть пенсии, которая в Украине будет называться накопительной – НСПС, в США является добровольной. Хочешь – копи, хочешь – проедай сразу. Она может складываться из нескольких источников. Первый – это добровольное отчисление части зарплаты по пенсионному контракту с компанией. Это выгодно и для работника, и для компании, так как предполагает налоговые послабления. Второй – накопления на личном пенсионном счете, например, в негосударственном пенсионном фонде, ПИФе, банке и т.д.

Мы же одна из немногих стран мира, где накопительная система пенсионного страхования и обязательная будут иметь одного фактического распределителя средств между пенсионерами нынешними и будущими – все тот же Пенсионный фонд. И в отличие от американцев работающие украинцы будут копить себе на старость в обязательном порядке. При этом у них не будет права определять, в какие инструменты вкладывать эти накопления. Но еще раз оговоримся: второй уровень в запланированном 2014 году коснется лишь 7 млн. человек. Остальные 13 млн. работающих украинцев окажутся вне НСПС и будут вынуждены сами заботиться о дополнительной пенсии. Для них будет действовать прежняя солидарная система начислений, к которой они на добровольных началах могут добавить свои накопления.

Впрочем, пассивность в пенсионном вопросе демонстрирует не только государство, но и его граждане, которые не очень-то спешат воспользоваться программами негосударственной пенсии. Последние есть в линейках компаний по управлению активами и администраторов НПФ, банков и страховых компаний. Однако очереди к ним не стоят. У всех их есть свои специфические проблемы.
Для компаний по управлению активами – это низкая доходность в сравнении с банковскими депозитами и нестабильность фондовых рынков. За прошлый год индекс Украинской биржи просел на более чем 40%. А учитывая, что негосударственные пенсионные фонды, согласно УАИБ, в своих портфелях держат 52,6% активов в ценных бумагах, растет и недоверие к рынку в целом. Растет количество и объемы пенсионных выплат. Участники достигают пенсионного возраста, а поскольку ввиду молодости наших фондов у многих накапливаются незначительные суммы (до 50 тыс. грн.), то люди предпочитают забирать их в виде единовременной выплаты (закон предоставляет им такое право). «Изменить ситуацию на рынке НПФ могли бы предприятия, активнее становясь коллективными вкладчиками пенсионных фондов в пользу своих сотрудников. Тут с информированностью дела обстоят несколько лучше. А вот с деньгами – хуже. К тому же в наше нестабильное время далеко не каждый руководитель предприятия согласится войти в такой долгосрочный проект, как НПФ, если не видит положительной перспективой своего бизнеса на несколько лет вперед», – считает Елена Васильченко, руководитель проектов КУА «КИНТО».

Для банков и страховых компаний – это вопрос доверия вкладчиков. Однако есть и одна большая общая проблема – редко кто из наших сограждан думает на перспективу более одного года, не говоря уже о пенсионных накоплениях, собирать которые на своем счете нужно не менее пяти лет, а в идеале – 15-20 лет. «Пока еще индустрия управления пенсионными накоплениями достаточно молода, и сограждане все еще надеются получить от государства существенную пенсию. Однако тенденция во всем мире такова, что пенсионный возраст будет увеличиваться, а государственные пенсии – уменьшаться. Поэтому дальше все больше людей будут приходить в негосударственные пенсионные фонды», – соглашается директор КУА-АПФ «Тройка Диалог Украина» Александр Панченко.

Пока же рынок управления пенсионными средствами в глубокой стагнации. Негосударственными пенсионными счетами обзавелись лишь 1% граждан. «В условиях, когда новых пенсионных поступлений очень мало, происходит консолидация рынка. Рыночные игроки объединяют активы и тем самым экономят на издержках. В то же время НПФ, которые были созданы на перспективу и не получили должного размера пенсионных взносов, уходят с рынка», – говорит Панченко. По данным Украинской ассоциации инвестиционного бизнеса,

количество последних в прошлом году уменьшилось на восемь фондов, и теперь в управлении КУА их лишь 85. А стоимость пенсионных активов за год увеличилась всего на 1,33% и составила 639 млн. грн. «Администраторы пенсионных фондов, как и сами НПФ, создавались на длительную перспективу. Учредители администраторов несли большие расходы на разработку или приобретение специального программного обеспечения. С самого начала создания рынка НПФ было очевидно, что администраторы начнут себя окупать не ранее чем через 6-10 лет. Да и ожидания по поводу темпов роста пенсионного рынка у всех были большими, чем это оказалось в реальности», – признается Елена Васильченко. Многие очень верили, что введение обязательного накопительного страхования в 2013-м даст толчок к развитию рынка и негосударственного пенсионного обеспечения.
По оценкам управляющих, с вводом в 2013 году второго обязательнонакопительного уровня, совокупная сумма взносов за год при размере отчислений 2% фонда оплаты труда составила бы 4,2 млрд. грн. Ежегодно эти платежи увеличивались бы на один процентный пункт до достижения верхней планки в размере 7% в 2018 году. Поступательный рост отчислений к этому времени позволит сформировать фонд почти в 82 млрд. грн. Это те самые длинные деньги, о которых сегодня печется правительство. «Откладывая введение пенсионной реформы, Украина снова откладывает появление мощного внутреннего институционального инвестора в лице Накопительного пенсионного фонда и постоянного притока денежных средств в экономику страны. К тому же в трудные времена такой инвестор не уходит с фондового рынка, как ушли от нас в период кризиса иностранные инвесторы», – говорит Елена Васильченко.

Введение уровня НСПС позволило бы решить и проблему с детенизацией зарплат. Собственно с возрастанием социальной нагрузки на работодателей должно вырасти и самосознание граждан, которые будут заинтересованы в официальных заработках. Поэтому теневая экономика – это главный скрытый резерв пенсионной реформы. Уже один вывод зарплат из тени, по разным оценкам, увеличил бы доходы Пенсионного фонда на 30-40%. Но никакие пожарные и карательные меры тут не помогут. Это проблема доверия к государству, на решение которой при самом благоприятном развитии событий понадобится 5-10 лет. Доходы начнут выходить на свет не раньше, чем люди почувствуют, что государство становится более прозрачным, эффективным, более «заточенным» на решение их проблем. Жаль только, жить в эту прекрасную пору повезет не всем.

Вячеслав Мироненко, по материалам «Инвестгазеты»


№2 | Июль 2012 | Майбутн€

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *